«Боулдермания» в Лиетлахти

Share on Facebook1Share on Google+0Share on VKTweet about this on Twitter

Публикуется без сокращений, впервые на сайте Alpinist.

«Это уникальный и редкий в наше время пример, когда три коммерческие организации на, совершенно добровольных началах, объединили усилия и устроили совершенно некоммерческий фестиваль». Михаил Пекарев.

 

 

Ф0
Автор статьи и фотографий: Леонид Мач (г.Москва)

«Боулдермания в Лиетлахти». Впервые с 2009года, я оказался на скалах в качестве зрителя, и вместо скальных туфель я взял фотоаппарат, а вместо верёвки  диктофон. Мне было очень интересно увидеть и понять, что такое боулдеринг на настоящих камнях.  На протяжении последних лет, после моего возвращения на скалы, я пытался понять, что такое современное скалолазание. В 2008, после почти двадцатилетнего перерыва в моих скальных интересах, побывав на первом скалолазном фестивале в Гуамке,  в журнале «ЭКС» я опубликовал статью «Взгляд ретрограда», где выразил своё некоторое недоумение новыми тенденциями развития скалолазания.  Был подвергнут резкой критике со стороны некоторых слишком ортодоксальных адептов современных правил. Когда на следующий год полез собственноручно, понял, что где-то был не прав. По сей день езжу на скалы, часто и много, посещаю Скалаторию. Самое главное в скалолазании — любить скалы. Поэтому, по большому счёту ничего не изменилось, а эпиграфом к рассказу Павла Исаева про фестиваль я поставил слова легендарного советского скалолаза Виктора Маркелова:

«Скалу надо любить и уважать, считать скалу живой — она засверкает, найдётся хороший, симпатичный маршрут, где ты узнаешь, что ты что-то не умеешь делать.   Любую скалу можно ублажить, показать, что она очень крутая, но ты помог ей определиться, почистил от грязи, помыл. Ты научишься любить скалу — она ответит тебе. Когда  прижмёт, выяснится, какая-то маленькая крапинка – удержишься». Виктор Маркелов.

IMG_4170 А

Павел Исаев, организатор фестиваля, скалодром Скалатория (Москва).

 

«Впервые мы увидели скалы Лиетлахти в ноябре прошлого года. Стояла промозглая дождливая погода, а сами скалы были покрыты скользким мхом и лишайником, так что все, что нам оставалось — представлять, где могли бы быть линии, по которым нестерпимо захотелось бы пролезть. Воображение тогда разыгралось не на шутку, но представить, что все это виртуальное богатство когда-то обретет с нашей помощью осязаемые формы, было не просто. Глаза боялись, как говорится.

Ф29

Но то, что мы увидели в те промозглые ноябрьские дни, посеяло настойчивое желание вернуться! За зиму желание окрепло, и вместе с первыми майскими журавлями мы стартовали в Лиетлахти. Там мы исходили окрестные холмы вдоль и поперек, с остервенением стерли с десяток металлических щеток, распилили маленькую рощу сухостоя, чтобы сделать безопасные площадки для приземлений и пролезли несколько из тех линий, которые наметили тогда, в ноябре!»

Природно-этнографический парк Лиетлахти, где мы провели фестиваль Боулдермания, находится на севере  Карельского перешейка в Выборгском районе Ленинградской области в пределах геологической структуры Балтийского кристаллического щита. Здесь  «чехол» осадочных пород отсутствует и древние кристаллический фундамент выходит непосредственно на поверхность Земли, что скалолазам и требуется.

Современный рельеф территории Карельского перешейка сложился в пределах 10-15 тыс. лет, что по меркам геологии представляет собой сравнительно небольшой период времени. Заметное влияние на формирование рельефа этой местности оказали ледники,  которые приходили сюда в четвертичное время несколько раз. Последнее оледенение получило название Валдайское, и именно следы его деятельности наиболее ярко проявляются в современном рельефе Северо-Западного Приладожья.

Ф2 Ф3

Сказочный ландшафт парка Лиетлахти изобилует выходами  древних горных пород: гранита, гнейса, диабаза, кристаллических сланцев. Кристаллические породы выходят на поверхность в виде холмов, склоны этих холмов пологие, отвесные, либо нависающие, это обусловлено направлением движения древнего ледника.

На отполированных скальных выходах встречаются длинные штрихи и борозды, по которым можно судить о направлении движения ледника. О ледниковом периоде Карельского перешейка напоминают также обломками горных пород — валуны, рассеянные по всему району.  Уникальный рельеф природного парка Лиетлахти дарит нам уникальные возможности для занятий скалолазанием.

Ф4

В парке расположено несколько уже освоенных скалолазами  секторов. Внутри одного сектора порода может быть  самой разной. На расстоянии 10 метров порода может быть и шершавой, похожей на конгломерат и рядом гнейс, абсолютно плотный, похожий на точильный камень. Это особенности геологического строения района. С одной стороны это интересно, с другой, никогда нельзя быть уверенным, что рядом с выходом гнейса не будет выхода рыхлой, некачественной  породы.

Скальные районы Балтийского щита, где мне ранее довелось побывать,  в Скандинавии (Финляндии и Швеции), и в России, предполагают довольно «скалодромное» лазание, когда зацепки похожи на зацепки и не приходится «накалывать» пальца на кристаллики. Присутствуют очевидные и ярко выраженные грани, самого разного функционального назначения – активники, пассивники, щипки. Лазание довольно силовое, но, вместе с тем и техничное, как всегда на скалах. Движения более очевидные, чем на другой породе, либо на граните иного происхождения.

В Лиетлахти всё гораздо разнообразнее, это огромный плюс Лиетлахти. Помимо характерных для Балтийского щита «бараньих лбов» — покатых выходов гранита, гнейса, чего-то ещё, с характерными зацепками,  встречаются довольно интересные углы, сильные нависания, почти потолки из очень хорошей монолитной породы, как высокие, так и не очень с неявным рельефом, который требуется разгадать.

_MG_1304 _MG_1348 А _MG_1420 А

Сказывается и антропогенный исторический  фактор. В Лиетлахти есть две старинные каменоломни, которые мы теперь воспринимаем, как нависающие стены с очень интересным, не характерным для скал, рельефом. Это рукотворная история, но не настолько очевидно рукотворная, как долблёные зацепки, поэтому там очень интересно лазать. Обе каменоломни похожи друг на друга по стилю – нависающие стены, большие грани с тупыми углами. Породу извлекали крупными блоками, для этого в трещины вбивали деревянные клинья, заливали водой,  выпаривали воду, в результате клинья выламывали блоки. Насколько я понимаю, все разломы шли по линиям естественных трещин, поэтому, рельеф получался похожим на результат естественной эрозии. Боулдеринги в каменоломнях не воспринимаются, как искусственные – рукотворные, в отличии, от трасс по долблёнкам, когда в монолитной скале пробивают  карманы на ладонь.

В процессе подготовки фестивальных трасс на камнях и скалах природно-этнографического парка Лиетлахти, мы не сделали ни одной долблёнки.

Откуда появилось название природно-этнографического парка, ставшего сегодня одним из интереснейших скальных стадионов России? Лиетлахти — так называлась деревня,  располагавшаяся неподалеку от Крепостного озерца (Linna lampi), сегодня известного нам под названием Треугольное. Первые дома в Лиетлахти были построены в 1635 г. К началу 20 века в деревне Лиетлахти Кирвской волости Великого Княжества Финляндского насчитывалось около 25 домовладений. История деревни Лиетлахти, начинавшаяся на землях Шведского королевства, позже вошедших в состав Российской Империи, а после 1918 г. ставших частью независимой Финляндии, завершилась в 1940 г. с вхождением этой территории в состав РСФСР.

_MG_1188

Сегодня Лиетлахти возвращается в новом облике — это природно-этнографический парк. В 2008г. началось строительство одноимённого хутора – фермерского дома. Территория парка соответствует исторической территории деревни Лиетлахти, фундаменты домов и прочих строений которой можно найти среди здешних лесов, полей и скал.

_MG_2225

Ландшафт Лиетлахти включает несколько холмов, которые граничат с равниной, по которой проходит дорога на Треугольное озеро. Эти холмы – выходы гранитогнейсового слоя, характерные для Балтийского щита, на поверхности холмов кристаллические породы обнажаются. Холмов три или четыре. У Финнов каждая горка имела своё название, которое хорошо сочеталось с реальностью.

_MG_1446

Фермерский дом находится у подножия Айттамяки (Aittamaki) – Амбарной горки, на вершине которой расположен одноименный сектор. К западу от дома по очереди идут Вуоромяки (Vuoromaki) – Очередная горка и Паломяки (Palomaki) — Горелая горка. К востоку от дома находится Черная горка – Мустамяки (Mustamaki).

Айттамяки – сектор, расположенный на одноименном холме позади дома. Состоит из двух далеко расположенных друг от друга  скальных выходов с характерными для здешних мест «бараньими лбами», предполагающих техничное лазание. Площадки для приземления везде безопасные, за исключением одной высокой стены с положительным уклоном, для безопасного лазания по которой лучше запастись достаточным количеством матов и заручиться поддержкой толкового страхующего.

Вуоромяки – Самый близкий к дому сектор.

Включает в себя два нависающих скальных выхода с большим разнообразием трасс и старинную  каменоломню. Необычный рельеф каменоломни предполагает довольно «объемное», не типичное для гранитов, лазание по широкой и высокой нависающей стене. Каменоломня закрыта деревьями,  несмотря на южную экспозицию, здесь прохладно даже в самый зной. Площадки для приземления  ровные, иногда каменистые, но в целом безопасные.

Паломяки — большой сектор, состоящий из протяженной стены и развала валунов под ней. Изюминка Паломяки — сильно нависающая часть стены в начале сектора, плавно переходящая в вертикаль. Помимо стены, в развалах, расположенных в самом начале и конце сектора, довольно много разнообразных по стилю и сложности трасс. Чем больше матов вы возьмете в этот сектор, тем меньше будете ограничены в выборе трасс.

Мустамяки. На вершине одноименного холма лежат гигантские камни с красивыми, сложными и средней сложности трассами и относительно безопасными площадками для приземления. Для лазания на этих камнях нужно много матов. Ниже по склону есть несколько отдельно лежащих валунов с безопасными и простыми, в основном, трассами, для лазания по которым можно обойтись и 1-2 матами.

Ф10 Ф11 Ф12

Ф14

Один из основополагающих принципов природно-этнографического парка Лиетлахти и вообще подход Жана, как реставратора, это преемственность и уважение к традициям, к истории края. Мы прониклись этими принципами, поэтому, все сектора называются по-фински именами холмов. На трех холмах расположено четыре сектора, некоторые сектора разбиты на отдельные подсектора – порой выходы скал находятся далеко друг от друга. Некоторые сектора наоборот, представляют из себя концентрированное скопление валунов и стен на ограниченном пространстве. Если задаться целью обойти все сектора быстрым шагом нигде не задерживаясь и ни на что не отвлекаясь, это можно сделать за 20 – 25 минут. Всё достаточно компактно, этот фактор явился одним из определяющих при выборе района для проведения фестиваля. Это большая удача, или, как любит повторять Жан, «Большой праздник».

В Лиетлахти есть почти все! Любой угол, от положительного до сильного нависания; любой стиль лазания – от скалодромного нависания с большими зацепками до техничных плит; любая сложность – от качественных пятерок до солидных 7С, 7С+, 8А и тяжелых, внушительных проектов.

_MG_1270 _MG_1518 _MG_1529 _MG_1565 А _MG_1580 А _MG_1594 А _MG_1692 А _MG_1914 А

Леонид Мач.

Пятого сентября, в пятницу, во второй половине дня мы встретились в Скалатории С Володей и он  поделился своими мыслями и впечатлениями о прошедшем мероприятии. На фестивале каждый занимался своим делом. Я, например, совершив утреннее купание и плотно заправившись гречневой кашей, бегал с фотоаппаратом по секторам, пытаясь запечатлеть интересный момент, перехватывая по пути бруснику. Поговорить с Володей мне удалось только после его возвращения в Москву.

Ф13

Владимир Потеря, организатор фестиваля, скалодром Скалатория (Москва).

Сегодня ночью я как раз смотрел фильм, который снимали в Крыму на первой Боулдермании. Вспоминал, немного ностальгировал, погружался в атмосферу первого нашего фестиваля. Это было в сентябре 2008г. в Крыму под Шаан Каёй. За год до этого там уже был фестиваль, чистили камни и организовывали Серёжа Ковалёв, Серик Казбеков, Наташа Перлова, а мы, получается, продолжили. При подготовке к фестивалю было почищено много новых камней. Первая Боулдермания явилась естественной частью нашего проекта по созданию скалолазной одежды Birds and Blokes. На первом фестивале мы представляли нашу первую коллекцию —  скалолазам от скалолазов. В 2008г. мы только начинали шить, сегодня, уже совсем другими силами, стараемся продолжать этот проект.

Летом 2008 г. наши подготовщики почистили 75 боулдеров, и фестиваль, на то время, достаточно резонансное событие, состоялся. И, как я понял, состоялся он очень вовремя и хорошо запомнился. Попадались даже статьи из Красноярска, что у них потом была своя «Болдермания» J И в Крыму тоже память о фестивале осталась добрая. Идея боулдерингового фестиваля как яркого и объединяющего события, способного давать жизнь новым скалолазным районам у нас сохранилась. Даже не смотря на то, что люди, непосредственно причастные к организации первого фестиваля и работе над одеждой проект покинули, заодно «кинув» и нас.  Боулдеринг хотелось и хочется развивать, встречаться с единомышленниками — людьми, которые разделяют нашу «каменную идеологию». Когда собирается вместе много людей, одержимых одной идеей, в итоге получается воплотить её, вдохнуть в неё жизнь. В нашем случае освоить новый боулдеринговый район, показать его товарищам, и общими усилиями дать ему импульс к жизни и дальнейшему развитию.

С первого фестиваля прошло уже шесть лет, за эти годы мы несколько раз рассматривали варианты проведения очередного фестиваля, но смена обстановки была не нашей стороне. Думали мы и про Кабардино-Балкарию – район альплагеря «Джантуган», но там расширили погранзону и ввели К.Т.О. – идея отпала сама собой. В конце 2009 года с Пашей Исаевым ездили в Карелию, смотреть новый район «Валхалла», не знаю, лазают там сегодня, или нет. Красивый, интересный район и озеро, и камни хорошие. Валхаллу пришлось отложить – было много работы на «камнях» в Москве – я имею в виду Скалаторию, которую мы открыли через год после проведения первого фестиваля. Получилось, что думали про второй фестиваль, в итоге, «открыли» боулдеринговый район в Москве.

В юбилейный для Скалатории 2014 год наши звёзды сошлись настолько удачно, что состоялась «Боулдермания 2». С Жаном, хозяином земель, на которых в основном располагаются скалы, входящие в район Лиетлахти, мы познакомились в ноябре прошлого года. А первая экспедиция в Лиетлахти, именно на камни, на зачистку, состоялась перед майскими праздниками этого года.  В той экспедиции, участвовали я и Паша как основатели Скалатории, и постоянные подготовщики, посетители – завсегдатаи нашего скалодрома. Было очень приятно осознавать, что за эти пять лет Скалатория  привлекла и продолжает привлекать единомышленников, которых связывают не только совместная работа, но теперь и рождение нового района!
В итоге получается, что скалодром «Скалатория», родившийся из идеи боулдерингового фестиваля,  в ходе второго фестиваля подарил скалолазному  сообществу новый скальный район «Лиетлахти» — прекрасный боулдеринговый парк.

Такой круг нарисовался! Вся громадная работа была проделана с начала мая по конец августа. Мы разведали все окрестные камни, поняли, какие камни включать в фестиваль, какие нет. Было понятно, что все камни близлежащих лесов нам физически не охватить. Наметили секторы для фестиваля, прикинули, как между ними перемещаться и начали работу. Непосредственно в Лиетлахти Паша возглавил очистку камней, я в основном занимался тропами и площадками приземления. Боулдеринги вышли замечательные – красивые, естественные линии. У Паши, мне кажется, есть дар угадывать и открывать природные богатства камней! Тропы и приземления, вроде бы, тоже получились. Одно из приземлений достроили очень удачно заранее приехавшие на фестиваль Паша Пескин и Ваня Малахов! Как раз над ним Артём Петраков сделал самый сложный первопроход фестиваля. Поговаривают, что эту площадку уже хотят перевести в разряд стоянки под палатки, такая она хорошая у парней получилась J.

Получилось, что лето жили в разъездах между Лиетлахти и Москвой, всего семь поездок.  Перед самим фестивалем пришлось порядком понервничать. Много причин на это было. В первую очередь непонятная погода. В воскресенье и всю первую половину недели, почти не переставая, лили дожди. Из леса приходишь по пояс мокрый, насквозь. Приходилось откладывать какие-то дела на более сухое время. В итоге, к фестивалю распогодилось, и условия были практически идеальные. Кроме того до конца было непонятно, как же на фестиваль прореагируют будущие участники, для которых мы собственно всё затеяли. Изначально, заявилось порядка ста семидесяти человек, интерес к мероприятию чувствовался, но казалось, что есть какое-то недопонимание со стороны Питера. Я имею в виду опасения людей, что мы испортим природу, в том числе и на Треугольном озере. Вышло же, что благодаря общей работе по организации фестиваля, на Треугольном озере остановилось совсем немного участников фестиваля, участники в основном жили в кемпинге и в доме. Но, отголоски недопонимания все-таки возможно проявились, из Питера народ приехал, но не так много, как заявилось. Хотя фестиваль можно было использовать как площадку для общения с посетителями всего района. Донести важную информацию, которую сложно выдать через интернет, объяснить все вопросы и по посещению и по поведению на скалах. Хочется верить, что теперь понимания будет больше. А совместными усилиями можно сделать многое: и природу на Треугольном защитить, и район продолжить развивать. Были бы желание и воля.

В Скалаторию, как в свой второй дом, мы вкладываем часть своей души, своё отношение к Скалатории мы попытались перенести на фестиваль, и, кажется, нам это удалось. По большому счету, получается, что вдохновение для работы в Скалатории мы берем как раз в таких местах, как Лиетлахти или Треугольное или любой другой район. Ты чувствуешь природу, скалы, жизнь в этом месте, и стараешься потом передать это посетителям скалодрома. В трассах, в отношении, в разговорах. Все-таки в итоге удачно все сошлось. Жан вовремя построил Дом, а мы вовремя с ним познакомились и поняли друг друга, помогла Трамонтана со своим «драйвом», всё получилось. Вернулся в Москву в среду, два дня приходил в Скалаторию – ребята подходят, благодарят. Ничего бы у нас конечно не получилось, если бы мы не нашли отклика в скалолазном сообществе. Ребята, Миша Баринов и Саша Токарев, сделали уникальное приложение-гайдбук по камням Треугольного озера и Лиетлахти. Многие предлагали свою помощь в расчистке скал, приезжали и помогали просто так. Что говорить — регистрация на фестиваль открылась в пятницу, но народ продолжал регистрироваться и в субботу утром и даже вечером,  и даже в воскресенье, не смотря на то, что учетные карточки сдавали до 14.00. Их спрашивали: «Что Вы приехали, осталось лазать всего два часа?», они отвечали, что приехали, когда смогли, чтобы поддержать фестиваль. Это очень приятно, большие слова благодарности всем, кто приехал и поддержал фестиваль, всем подготовщикам, судьям волонтерам, организаторам. Район открыт. Все вместе сделали большое дело!

Леонид Мач.

Сдав карточки, некоторые участники фестиваля вернулись «боулдерять», а мне удалось поговорить с представителем Трамонтаны Романом Семёновым.  Я попросил его рассказать, как образовался «Деловой треугольник». Лиетлахти – Скалатория – Трамонтана, поделиться своими впечатлениями, планами на будущее.

Ф18

Роман Семёнов, организатор фестиваля, аутдор-центр Трамонтана (Санкт-Петербург).

В нашем городе боулдеринг, один из видов скалолазания, достаточно развит. Довольно много народу выезжает полазать на камни Карельского перешейка – ищут, чистят, облазывают новые камни. Как правило, это инициатива одиночек, или небольших компаний единомышленников. Идея провести большой спортивный боулдренговый фестиваль на новых камнях Карельского перешейка давно витала в воздухе «ситуация назрела» и тут я узнаю, что мои хорошие знакомые из Москвы, Володя Потеря и Паша Исаев (Скалатория) собрались провести  боулдеринговый фестиваль в Лиетлахти, природно – экологическом парке неподалёку от Треугольного озера. Трамонтана не могла пройти мимо такого события. Мы связались, и я выразил горячую готовность участвовать, а именно организовать досуговые – развлекательные мероприятия фестиваля. Скалатория занималась спортивной частью.

Леонид Мач.

Как Вы познакомились с хозяевами хутора, ведь организация быта необходимая составляющая фестивального проекта?

Роман Семёнов.

Моё Знакомство с Жаном и Ольгой, хозяевами парка и хутора «Лиетлахти», началось в прошлом году, когда менеджеры компании  Marmot захотели привезти на скалы Ленинградской области своих прорайдеров, нас, Трамонтану,  попросили найти подходящие скалы и подходящее жильё для них. Анатолий Ильин, один из инструкторов нашего скалодрома,  проезжая на Треугольное озеро, завернул на хутор  Лиетлахти и познакомился с Ольгой и Жаном. Потом и я заехал.  С этого началось наше сотрудничество. В прошлом августе мы поселили к ним американцев Пейдж и Джона. Они были удивлены, что в такой российской глуши есть цивилизация, даже WiFi, ещё  можно помыться в бане, электричество от генератора иногда подключают – всё очень здорово.
Образовался деловой треугольник – Лиетлахти – Скалатория – Трамонтана. Контур замкнулся и сработал, как надо. Нам удалось провести фестиваль «Боулдермания».

Леонид Мач.

Какие перспективы развития района?

Роман Семёнов.

Жан говорит: «Ребята, я готов практически на всё. Ваши руки, головы, моя территория. Делайте, развивайте, стройте. Будем сотрудничать, будем партнёрами».
Фестиваль «Боулдермания», это только начало, Лиетлахти имеет громадный скальный потенциал, здесь можно развивать скалолазание  не только боулдеринг.
Следующим летом, на базе хутора,  Трамонтана планирует устроить  скалолазный лагерь. Не все люди готовы приезжать в дикий лес и жить в палатках.

Очень здорово, когда люди приезжают не в какое-то дикое, неустроенное место, не знают, куда выбросить мусор, роют туалеты, либо не роют. В Лиетлахти ты не суровый скалолаз, который не может с собой взять цивилизованного друга из города, семью. Где их поселить? Нужны спальники, пенки, палатка, минимальная инфраструктура. Да и комары с мухами заедят. А человека привозишь в вполне цивилизованный уголок, который находится на лоне  дикой природы – совсем другое восприятие.

Надо продолжать расчищать тропинки, вешать указатели. Это не должно выглядеть как обустроенный  парк и в тоже время не пугать городского жителя. Я был свидетелем, как сюда вывезли  трепетную городскую девочку, она вчера здесь ходила, ничего не понимала, смотрела большими испуганными глазами, спрашивала: «Что здесь происходит»? Близость большого деревянного дома её успокаивала, привези эту девочку в палаточный лагерь на краю земли –  с ума сошла бы.

В  дальнейшем, наша задача, сделать слегка более цивилизованным наш скалолазный досуг, почистить немного лес, пригласить больше хороших людей, чтоб они это увидели, оценили, как здорово здесь находиться, гулять, купаться в озёрах, дышать свежим воздухом, лазать.  И чем больше мы таких людей найдём, тем больше мы будем развивать этот район, тем больше подобных районов мы откроем и найдём в Ленинградской области. Надо не закрываться – ставить шлагбаумы, строить заборы, наоборот, в парке не должно быть ни одного забора, ни одной запрещающей таблички, ни одного знака «STOP».

Наоборот: « приходите, ребята, но после себя оставьте территорию чуть лучше, чем она была до Вас». Очень похожий подход у финнов и шведов, владельцы больших участков не закрывают их посетителей. Но, всегда нужно спросить разрешения у хозяина: «Можно ли ловить рыбу, собирать грибы», почти всегда ответ «Да».

Ф5 Ф6 Ф7

Леонид Мач.

Роман, как Вы оцениваете спортивную часть Боулдермании?

Роман Семёнов.

Очень качественные скалы, красивые линии, зачастую, не типичные для Ленинградской области – есть большие нависания с пассивными зацепками. Большинство участников фестиваля просто в восторге, мне тоже удалось полазать, поучаствовать. Есть куда развиваться – множество камней ещё не почищено, в Лиетлахти возможно открыть множество новых секторов. В городе, на скалодромах, боулдеринг развит сильнее, чем трудность, и здесь, скорее всего он будет развиваться интенсивнее, это более массовый, фановый вид спорта. Хотя, многие привыкли, что боулдеринг мы лазаем в залах, а на скалы приезжаем лазать с верёвкой.

Спортивная часть фестиваля – основная его составляющая. Несмотря на то, что сегодня мало кто гонится за разрядами. Основа спортивной части – категории. Пока скалы не категорированы, по ним не очень интересно лазать.  Категория это основной показатель уровня лазания. «Будь у тебя, пусть первый разряд, даже, но ты при этом не лезешь 7В – ну так…, а я лезу 7В, но разряда у меня нет, я круче всё равно!»
В Петербурге проводится много официальных скалолазных мероприятий, все они предполагают бумажную – административную волокиту. Мы упираемся некий «Закрытый клуб». В Петербурге практически невозможно оформить спортивный разряд по скалолазанию.  Пока ты соберёшь все необходимые справки,  преодолеешь все квоты, секретариаты, итд, итп, ты уже сам не захочешь этот разряд получать.

Спроси любого скалолаза, «Спорт ли скалолазание?» Большинство ответит, что это образ жизни, или что-то в этом роде. Спортсмены на фестивали приезжают за красивыми линиями, интересными трассами. Я уверен, что большинству важнее всех разрядов красивое место, хорошие скалы и отличная компания. Наверное, если ко всему этому, без излишней бюрократической волокиты, прибавить выполнение разрядов, то, наверное, это кому то будет нужно, об этом лучше спросить самих спортсменов. Как показывает практика, чем больше целей ты пытаешься достичь одновременно, тем больше накладок и нестыковок возникает в процессе проведения мероприятия.

Леонид Мач.

Роман, уже много лет под Питером, на скалах Ястребиного озера, проводится фестиваль «Скалолазание для всех, Вы в нем участвуете, в чем разница в организации этих мероприятий?

Роман Семёнов.

Мы являемся постоянным участником фестиваля на Больших скалах «Скалолазание для всех», разница гигантская в плане всех бюрократических проволочек, разрешений, формальностей. Казалось, это похожий фестиваль, он должен развивать скалы, а скалы не развиваются. После фестиваля на Ястребиное озеро едут только те, кто и так туда ездил.

Здесь, в Лиетлахти, не нужны никакие лишние согласования. Хозяева территории парка говорят «Делайте, что хотите, ведь Вы профессионалы» и Володя с Пашей делают так, как считают правильным и нужным, не спрашивая разрешения у лишних людей. Одного разрешающего органа, у второго, у третьего, у четвёртого. Лиетлахти —  частная территория. Мы, не заглядывая в регламент, садимся и решаем все вопросы, наши судьи на трассах тоже скалолазы, тоже хотят лазать – два часа в одном секторе, два в другом. Не то, что нашли некого «козла отпущения и отправили его на «дальний кордон» страховать. Судьи все добровольно договариваются между собой, что делать. И так во всём, с одной стороны лёгкий хаос, с другой, на позитиве и добровольно. Никто никого не заставляет, никто никому деньги не платит. Этот настрой может исчезнуть, если мы привнесем сюда частицу официоза – неизбежно возникнут рамки, кроме рамок приличия, которые мы все и так соблюдаем – при детях не ругаемся и бумажки не разбрасываем.

Был момент, когда мы с Жаном, Володей и Пашей решили придумать правила поведения. Думали, думали, потом Жан сказал: «Не надо никаких правил, пусть правила будет в голове у каждого, сюда приезжают сознательные люди, которые в состоянии отвечать за свои дела, поступки, слова».

Леонид Мач.

Впечатления переполняли, эмоции зашкаливали, фотографировать уже не мог, хотелось прилечь отдохнуть, я не мог не пообщаться с представителями Красноярска. Ребята только – только сдали карточки, где участник отмечал пройденные трассы.
«Фестиваль – надо ехать!», так начали свой рассказ красноярцы Андрей Макарьев, Владимир Ежов. Мы давно собирались приехать на скалы Треугольного озера, а тут, читаем новость в интернете.

Расстояние от Красноярска до Выборга по шоссе составляет приблизительно 5000 км, мы прикинули, что на самолёте тысяч на 5 – 10 дороже, чем на машине. Хороший повод купить машину и сдать на права. Выбор пал на 24ую Волгу 1985года выпуска. Решили – нашли – купили, через два дня после покупки, на пробу, отправились на Алтай, это 1200 км от Красноярска, потом обратно. В Лиетлахти доехали за пять дней.

Приехали и не пожалели. В плане удобства и комфорта, фестиваль организован на порядок лучше, чем подобные мероприятия у нас в Красноярске. Тёплый дом, электричество, Вай Фай, баня.
Очень высокий спортивный уровень участников. В фестивалях, которые проводят на Столбах, участвуют все подряд, кто лазает, кто не лазает, кто просто потусоваться пришёл. Движуха, оркестр, самовары. Здесь по-другому — практически все участники спортсмены – лезут трассы. У нас не так, спортсменов у нас гораздо меньше.

Столбы – горная местность, скалы везде, скалы высокие, скал много. Местные карельские скалы – камни очень понравились. У нас на Столбах такого нет, в основном, положительные катушки, всё выходится на трении.
В Карелии  всё по-другому, сама природа другая – поля, озёра, луга, леса, в лесах камни. Нам даже трудно оценить весь потенциал скального района, но, очевидно, что он очень большой.

В Лиетлахти,  очень мало положительного рельефа – много нависаний с подхватами, откидками, трещинами. Трассы силовые, при этом техничные. Многие  движения раньше мы встречали только на скалодроме.
Организаторы сработали очень качественно, был подготовлен гайдбук по району, как электронная версия, так и бумажные распечатки. Всё подробно расписано, расположение секторов,  названия трассы, категория, стартовые и финишные зацепки. Участникам выдали футболки, сумки.

Порадовала положительная  атмосфера фестиваля, все участники очень вежливые. У нас в Красноярске люди  просто «вежливые», а здесь москвичи и питерцы, вежливые даже чересчур. Чуть что, по всякой мелочи, слегка задел, например, сразу извиняются. За всякую ерунду сразу благодарят. Даже непривычно.

Ф16 Ф17

Ф20

Ольга и Жан, организаторы фестиваля, хозяева хутора «Лиетлахти».

Дома мы не привыкли лазать с крешпедами. Подложил пенку – хобу  и полез. Срываешься, летишь и стараешься попасть на «Хобу», чтоб скальники не испачкать. Отношение к безопасности лазание очень трепетное, под каждой трассой много крешпедов, у нас, стартанул, ключ вылез, а народу и трасс много, из под тебя крешпед и убирают, и кто нибудь стартует по следующей хитрушке. Или, если хитрушка высокая, только ты ключ пролез, следующий идёт за тобой — лезет непрерывный поток. Здесь, пока не вылез на самый верх, никто за тобой не лезет. Но и у нас, как правило, всё обходится без происшествий, но отношение к безопасности проще. Благодаря большому количеству крешпедов, можно лазать даже не смотря на дождь и грязь. К хорошему быстро привыкаешь – лезешь высокую трассу, а срываться не страшно – внизу всё надёжно, на трёх — четырёх метровой высоте, совершенно спокойно, размерено делаешь все перехваты, крешпедов внизу хватает.
Фестивали на Столбах проходят за один день – в течение нескольких часов, тут три дня лазания. Можно лазать хоть когда, с утра до вечера. Это очень тяжело, мы умотались сразу в первый день, на второй день с утра всё болит, даже проснуться и встать тяжело. На третий день всё болит, еле передвигаемся.

Леонид Мач.

С Михаилом Пекаревым я часто встречаюсь в Скалатории, он тренирует народ, я лазаю в своё удовольствие, приняв для себя формулу, что лазать надо так, чтоб не захотелось бросить, как я уже однажды поступил, на 20 лет завязав со скалолазанием. Летом Михаил привозил на хутор человек 30 детишек. На этот раз, Михаил приехал на Скалы один без учеников – полазать, погулять.

Ф24

Михаил Пекарев, руководитель детской команды «О’скал», мастер спорта, тренер скалодрома Скалатория (Москва).

«Боулдермания» в Лиетлахти, это уникальный и редкий в наше время пример, когда три коммерческие организации на, совершенно добровольных началах, объединили усилия и устроили не коммерческий фестиваль.
Пару дней назад мы вернулись с прекрасного скального фестиваля – праздника Боулдермания.
Этот  Праздник,  который устроили для нас команды Скалатории, Трамонтаны и хозяева хутора Лиетлахти  Ольга и Жан. У этого радостного события уже есть своя история.

Началось всё в прошлом ноябре, когда я в теплой компании  с Володей Потерей, Пашей Исаевым, Наташей Добровольской,  и Володей Березовским гостили на хуторе Лиетлахти. Жан водил нас по окрестным лесам. Неторопясь, как опытный факир, «из рукава доставал», то один камень, то другой. Водил он нас по лесам три дня и  даже неутомимый Володя Березовский устал ходить и упрашивал нас поехать куда-то полазать. Район оказался очень богатый и  интересный,  своими ландшафтами, своей историей. Это не только отличный боулдеринговый парк, но и прекрасный полигон для познавательных этнографических прогулок. Сегодня, гуляя по парку Лиетлахти, не лишне захватить с собой крашпад, верёвку (есть скалы, которые можно почистить под лазание с верёвкой). Это может быть небольшой походик с элементами скалолазания по лесам и лугам.

«Боулдермания» в Лиетлахти, это уникальный и редкий в наше время пример, когда три коммерческие организации на, совершенно добровольных началах, объединили усилия и устроили некоммерческий фестиваль.
Для этого, на огромном энтузиазме, без существенных  капиталовложений, почистили полсотни  не плохих, хороших, отличных и, просто шедевральных, боулдеринговых трасс.

Каждая организация занималась своим делом: Скалатория отвечала за подготовку трасс, Трамонтана за развлечения, Жан занимался вопросами организации быта. Без шероховатостей не обошлось, но каждый участник и зритель фестиваля получил то, что хотел и сумел. Кто хотел лазать – налазался. Лазать было «что, где и когда». Вечером, можно было отдохнуть  – попрыгать на специально устроенном стенде, походить по натянутой ленте. Кто хотел танцевать – потанцевали, кто хотел попить – попили.

Пригласили народ. Скалолазы приехали  в основном из Москвы и Санкт Петербурга. Москвичей, почему то, было примерно столько же, сколько и питерцев. Жили кто в палатке в кемпинге, кто в доме, кто в палатке на Треугольном.
Большинство участников фестиваля не были замотивированы на результат, для них было главным приятное времяпровождение в команде. Но сильнейшие, те ребята и девчата, которых мы впоследствии увидели на пьедестале, безусловно, работали на максимум.

На скальном фестивале, тем более таком фестивале, как Боулдермания, очень важно разработать свою тактику лазания, понять, как правильно распределить силы, кожу на пальцах, продумать маршрут перемещения между камнями. Мне было очень интересно наблюдать за Пашей Пескиным, он очень много участвовал в боулдеринговых фестивалях. И на Западной Украине, и в Крыму, и в первой Боулдермании. В Лиетлахти в первый день Паша пролез не самые сложные для себя трассы – размялся, набрал объём. В последующие два – работал на максимум, на прохождение. Когда кончались силы на попытках 8А, 7С+ , шёл лазать 7А, необходимые для суммы баллов.
Фестиваль «Боулдермания» в Лиетлахти хочется поставить в пример нашим уважаем общественным организациям – Федерации Скалолазания России, Федерации Скалолазания Москвы. В тёплое время года надо вытаскивать скалолазов на скалы, с фанеры на естественный рельеф.

Боулдеринговый парк «Лиетлахти», хорош тем, что все камни разные, каждый скалолаз может здесь найти свой по силам, по технике камень. Самый разнообразный рельеф, есть коротенькие трассы на одно движение, куда можно и нужно приходить с детьми, есть высокие трудные трассы. Где требуется, под камнями устроены площадки приземления.

Лазание по граниту – очень техничное лазание, нет ярко выраженных зацепок для ног, поэтому каждый ищет свой вариант – зацепку, которую он может продавить ногой. Рельеф на граните не столь богатый, как на известняке, либо песчанике. Зацепок меньше, но они более надёжные, более острые с характерными иголками – кристаллами.

Ф21

Ф25 Ф26 Ф27

«Квинтэссенция» скалолазания вообще, а боулдеринга в частности, это первопроход. Для фестиваля специально было подготовлено несколько проектов – очищенных трасс, которые никто ни разу не вылезал. За их прохождение на фестивале давалось максимальное количество баллов, за самый сложный проект, пройденный на фестивале,  7С+ -8А, Артёму Петракову был вручён главный и самый почётный приз Боулдермании – крешпед.

В Лиетлахти каждый найдёт  для себя проект, трассу, которую лично он ни разу не пролезал. Ведь самая тяжёлая, сложная, важная борьба, это борьба с самим собой. Это свой собственный первопроход, пусть, кто-то раньше его уже пролез.
В Лиетлахти остаётся множество диких, нечищеных камней, работы не на один год. В июле месяце я был там с детьми. Дети с удовольствием брали крешпеды, лестницы, щётки и чистили камни. Когда чистишь камень, учишься понимать скалу, читать рельеф. Этому не научиться на скалодроме, где все зацепки выпуклые и видны. Почистил, присмотрелся – нашёл зацепку, они начинают пробовать её грузить рукой, ногой. Дети учатся быть не потребителями, а первооткрывателями скального рельефа. Щётками, швабрами чистили мох, убирали корни, камни — ровняли приземление. Магнезили зацепки, придумывали свою линию, я им чуть – чуть в этом помогал. В Лиетлахти есть камни, которые почистили дети. По эти детским камням и линиям лазали участники фестиваля.

В двадцати минутах ходьбы от хутора в лесу живёт большой высокий камень «Аватар». Он настолько прекрасен, что не хочется сверлить в нём отверстия под шлямбура. Этот сектор очень перспективен для скалолзов высочайшего мирового уровня. Камень надо осваивать так же, как гранят алмаз. Лишняя отломанная зацепка, лишняя дырка от перфоратора могут испортить всю картину.
В Парке у Жана огромное количество самых разнообразных камней, хочешь щели, хочешь необычные нависания, как в «Каменоломне», хочешь, маленькие «колобки», хочешь пощекотать себе нервы – имеются семиметровые камни с приземлением требующим кучи крешпедов и нескольких страхующих.

Дополнительное звучание району Лиетлахти добавляет Треугольное озеро, где тоже очень много освоенных и неосвоенных камней – проектов. Вместе это большой скалолазный центр хорошего европейского уровня с удобными подъездами, с разными вариантами проживания. Сезон лазания получается достаточно длинным, с конца апреля – майских праздников до ноябрьских праздников. Да, в ноябре иногда капает, зато прохладно – 5-7 градусов — хорошее трение, что очень важно для боулдеринга. При этом, живёшь не в палатке, а в комфортабельном доме. Вышел из дома, полазал – подёргался 2-3 часа на холоде, пуховку одел, вернулся в дом, вечером баня. В апреле начинает греть солнышко и на южных, самых близких к дому камнях, уже хорошо. Не надо буриться в лес по сугробам, на ближайших камнях есть и пятёрки и семёрки. Наличие дома существенно продлевает сезон комфортабельного лазания.

Леонид Мач.
Кто же победил?

Группа фитнесс:
1 места: Дана Завадская и Стас Михайлов;
2 места: Александра Овченкова и Антон Симоненко;
3 места: Екатерина Пардонова и Вячеслав Никитин.

Группа спортсмены:
1 места: Анна Заикина и Вадим Тимонов;
2 места: Анна Галлямова и Александр Гержа;
3 места: Анна Соротокина и Артем Петраков.

Приз за самый сложный первопроход получил Артем Петраков.

Ф28

 

 

Ф30 Ф31 Ф32 Ф33 Ф35 Ф36

«Джампанул» дальше всех Михаил Белых. Для этого конкурса Трамонтана привезла специальный стенд и по вечерам, под звуки музыки, народ соревновался кто дальше прыгнет.
Задача, которая была ярко и эмоционально сформулирована организаторами, выполнена:
«Основное назначение «Боулдермании Лиетлахти» — освоить абсолютно новый боулдеринговый район и в ходе фестиваля представить его российскому сообществу скалолазов.
“Боулдермания Лиетлахти” — это прежде всего удовольствие от лазания на совершенно новых скалах/камнях и общения с единомышленниками, и только потом  соревнования. Но все же соревнования! Ведь это традиция скалолазного сообщества и дух соперничества у нас в крови!

_MG_1435

Лазание во время фестиваля мы предполагаем в том виде, в котором оно происходит во время ваших и наших скалолазных путешествий: навигация по району и трассам с помощью гайдбука, самостоятельная страховка скалолазами друг друга с помощью своих боулдер-матов, отсутствие искусственных ограничений на трассах, секундомеров и зон изоляции. А основное правило при учете результатов – честность по отношению к себе и окружающим.
В общем, наша задача — дать участникам фестиваля хороший повод получить удовольствие от скал, слегка поддавшись спортивному азарту!»
Поздравляем победителей и призеров и благодарим всех, кто приехал, участвовал и помогал в организации и проведении фестиваля!

IMG_20140619_142951

«Боулдермания. Растем вместе, открывая новое!»

Гайдбук по району Лиетлахти на 27crags.com
Мобильное приложение-гайдбук по районам Лиетлахти и Треугольному озеру

Боулдермания в сети Вконтакте: https://vk.com/bouldermania_lietlahti
Боулдермания в сети Facebook: facebook.com/bouldermania.lietlahti?fref=ts

Источник статьи: Alpinist

Автор статьи: Леонид Мач (г.Москва)

4 комментария «Боулдермания» в Лиетлахти

  1. Leonid Mach Leonid Mach:

    Этот пост — наш новогодний подарок участникам, зрителям, болельщикам Боулдермании в Лиетлахти.

  2. alpinist alpinist:

    Леонид, спасибо за материал! Очень объемный и информативный получился.

  3. tenzorg:

    Про столбовские фесты фигню написали! За много лет, что я в них участвую, только один раз видел, что бы кто-то из под кого-то мат убрал! Ну или: «только ты ключ пролез, следующий идёт за тобой» — это вообще небылица! Пучков Артём.

  4. zoidberg:

    Артем, не стоит так критично, ясно как день, все не совсем так. Скорее, и даже совершенно точно, повествование ведется в красках. А если совсем на чистоту, столбы окутаны с ног до головы присказками, легендами и небылицами. Это не наука, стоит разбавить голову капелькой юмора

Добавить комментарий